Восемь причин нелюбви к бизнес-юристам

Замечательная статья о бизнес юристах, написанная с точки зрения их клиента. Хочется выразить благодарность автору за то,  что он не только указывает на бесспорные типичные недостатки в работе юристов, но и формулирует свои пожелания и рекомендации.

Автор статьи: Сергей ДИВИН, генеральный директор ИООО «ЭПАМ Системз»

Источник: Юрист.by

Восемь причин нелюбви к бизнес-юристам

Предлагаем вашему вниманию очень необычную статью. Она необычна во всем. Во-первых, это скорее не статья, а монолог, приглашение к дискуссии. Во-вторых, у статьи необычный автор. Среди авторов нашего журнала можно встретить юристов юридических компаний, юрисконсультов предприятий, судей, чиновников, экономистов, даже заместителя Премьер-министра Республики Беларусь. Автор же этой статьи — директор крупного бизнеса в IT-области, который по своей инициативе написал и прислал данный материал в редакцию. В-третьих, статья посвящена необычной теме.Основной задачей нашего журнала является повышение профессионального уровня наших читателей — юристов. Поэтому и публикуем мы статьи на юридические темы: правовое регулирование, собственный опыт решения проблем, судебная практика по тем или иным вопросам и т.д. Ничего этого в данной статье нет. Но, тем не менее, мы очень рекомендуем внимательно ее прочитать, ибо нет ничего полезнее взгляда на свою профессию со стороны, особенно если эта сторона — работодатель и основной заказчик для юриста. В-четвертых, статья может показаться провокационной и неприятной, но на самом деле это не так. Просто прочитайте и подумайте, может, стоит принять к сведению эти замечания? Этой статьей мы бы хотели начать дискуссию на тему: «А каким должен быть юрист, чтобы его уважали и ценили еще больше?». Приглашаем всех желающих принять в ней участие. Направляйте в редакцию свои мнения, все они будут рассмотрены, а самые интересные — опубликованы.

Вопрос о том, что я думаю о бизнес-юристах, задал мне Антон Никончик, руководитель проекта www.it­legalsolutions.com (правовой портал для IT-профессионалов), на одной из конференций, посвященных управ­лению IT-проектами.

Разговор получился довольно занимательным, и я решил написать об этом более обстоятельно. Учитывая, что в силу моих функций в компании мне неоднократно приходится взаимодействовать как с представителями юридических фирм, так и с корпоративными юристами, поделиться мыслями об этом было интересно.

Так или иначе, многим менеджерам и предпринимателям приходится обращаться за консультациями к юридическим компаниям или корпоративным юристам. Получает ли предприниматель в результате то, что ожидал от юристов, или уходит с ощущением безысходности, зависит, на мой взгляд, больше от самих юристов. Ожидания от таких встреч решения конкретной проблемы не всегда оправдываются, в результате чего может возникнуть стойкая аллергия на юристов как на класс. В США нелюбовь к юристам уже стала притчей во языцех. В СНГ в силу славян­ской надежды на авось юристы не так серьезно вли­яют на действия компаний и граждан. Итак, восемь причин, почему, на мой взгляд, предприниматели не любят юристов.

Причина первая: «Понятность и краткость — «сестра не юриста»»

Все знают, как врачи выписывают рецепты на понятном только им языке. Как будто они не ходили в школы вместе с нами. Юристы также любят говорить и писать юридическим языком и сами потом получают удовольствие от того, что написали, и только сами понимают, что написали. Как будто этот стиль изложения передается из одного юридического поколения в другое, и эту цепочку не прервать. Также, как вариант, не зная предметно области консультирования, всегда можно спрятаться за эти профессиональные формулировки типа: «при наличии хороших судебных перспектив для исполнения представленного договора, использование данной правовой конструкции для такого рода сделок может создать существенные риски признания данной сделки недействительной в случае, если одна из сторон…», и дальше пошло-поехало, раскачивание качелей из стороны в сторону и вашим, и нашим. Разбирать эту тарабарщину, выделять смысл из набора текста становится искусством для заказчика консультации. Для меня такая тарабарщина выглядит кло­унадой, но сказать прямо об этом юристу — значит подорвать его веру в юридическую религию, в которую его посвящали во время обучения.

Причина вторая: «Тупик стандартов»

Любимый аргумент юриста, представляющего компании продавцов сервиса или товаров, — «это наш стандартный договор». То есть с него нужно сдувать пылинки, а я, дескать, хочу вытереть об него ноги. Он потратил кучу своего драгоценного времени на составление этого совершенного документа, и зачем реагировать на мелкие прихоти клиента внести какой-то пункт в договор. В этом договоре воплощены годы его учебы на юрфаке и 5 лет практики, то есть вы посягаете на святое.

Причина третья: «Слушаю, но не слышу»

Слушать и слышать — разные вещи. Вы пришли к юристу со своей проблемой, о которой знаете все вдоль и поперек. Вы живете этой проблемой. Начинаете объяснять ее юристу, а тот, из вежливости выслушав вас в начале, приступает к своему монологу. Вы можете уйти — он не заметит, будет дальше говорить. Менеджер компании или гражданин, который обратился за консультацией о сделке, хочет, чтобы его выслушали до конца, уточнили все детали и потребности. К сожалению, далеко не всегда юристы выходят за рамки конкретной ситуации, чтобы тщательно разобраться в фактах, обстоятельствах и других аспектах, которые ее характеризуют.

Причина четвертая: «Знаю, но объяснить не могу»

В 1969 г. Эдгар Дейл создал так называемый конус обучения, обосновав наиболее эффективные способы восприятия информации и обучения (см. рисунок на с. 28).

Для многих корпоративных юристов не проблема подготовить грамотное юридическое заклю­чение. Проблема, точнее катастрофа, в каком виде эта информация представляется.

К примеру, если вы запросите консультацию о том, как лучше организовать схему приобретения ПО и потом легально его использовать в компании, вы можете получить 10 страниц машинописного текста со ссылками на законодательство и мнением юриста о том, что нельзя делать. В лучшем случае, прочитав последнюю страницу, вы забудете, что было в первой, в худшем — уже в конце страницы вы не сможете понять, что было в ее начале.

Допускаю, что на юридических факультетах не обучают MS PowerPoint, но, может, стоит хотя бы давать основы особенностей человеческой памяти (долговременной, оперативной), возможности визуального восприятия?

У юристов не должна стоять задача «вынести мозг» при предоставлении информации руководству для принятия решения. В связи с этим презентации, как формат предоставления информации, куда лучше многостраничных текстов, которые могут быть лишь приложением для большей детализации и аргументации. Опять же, помимо текстов существуют графические возможности подачи информации — диаграммы, объектные и субъектные схемы, которые поясняют направления взаимодействия сторон по контрактам, денежным потокам.

Причина пятая: «No pasaran — они не пройдут!»

«Данная сделка запрещена действующим законодательством», «национальное законодательство не допускает осуществление данного вида деятельности», «пункт такой-то закона такого- то делает невозможным исполнение обязательств по…» Если у вас что-то болит и вы идете к доктору, вам ставят диагноз и дальше назначают лечение. Почему-то некоторые бизнес-юристы считают, что их предназначение — только ставить диагнозы. Потом хоть трава не расти. Как выйти из конкретной ситуации, как организовать сделку с наи­мень­шими рисками, как взять на работу сотрудника, если есть ограничения, как уволить, если сотрудник оказался неквалифицированным, и т.д. — именно этого ожидают от бизнес-юриста, а не перечисления бесконечных законодательных ограничений.

Я бы назвал некоторых бизнес-юристов «убийцами» сделок. Их в университете научили говорить, почему те или иные условия сделки не работают, почему они запрещены законодательст­вом, почему их призна?ют недействительными, выпишут штрафы, ликвидируют компанию… Не больше и не меньше. Неважно при этом, что в реальности за 10 предыдущих лет ни налоговая никого по этой причине не оштрафовала, ни одного судебного дела не было возбуждено.

Действительно, на юрфаке дают системные знания о действующем законодательстве, кодифицируют умы студентов, и юрист на выходе знает, какой закон что регулирует. Но в результате большинство таких «кодифицированных» юристов могут только оценить возможность потенциальных проблем у сделки, но патологически не способны предложить решения этих проблем. Таким вещам на юридических факультетах не обучают. Я часто провожу собеседования с кандидатами на позицию юриста. На вопрос, зачем в компании нужен юрист, как они представляют себе цели юридического отдела, многие монотонно бубнят о том, что их цель — проверять сделки на правомерность, обеспечивать правовую поддержку хозяйственной деятельности компании и т.д. и т.п. Корпоративная юридическая практика — это отдельная тема, область знаний, навыков, которым, по крайней мере в Беларуси, нигде не учат.

Но вернусь к «убийствам» сделок. Многие задачи в компании предполагают заключение нескольких сделок и участие множества субъектов для их реализации. В этой ситуации у контрагентов могут быть совершенно разные взгляды на условия сделок и мнение об их выгодности для сторон. Один из вариантов «убить» сделку — посадить за стол переговоров юристов и дать им возможность упражняться в собственных знаниях и амбициях, коих у владельцев юридических дипломов немало. Вместо этого следует ориентировать юристов на поиск решений по каждой из проблем. Если решения не умеют находить — юрист еще не бизнес-юрист, а только владелец диплома и «убийца» сделок. Нужны ли такие «убийцы» для вашего растущего и развивающегося бизнеса?

Причина шестая: «Патологический уход от ответственности»

Вы, наверное, знаете, что такое дисклеймер в аннотации к лекарству. Он может быть многостраничным, лишь бы влез в упаковку. Его задача — доказать потом в суде, что если пациент умрет после принятия лекарства, то вы, как производитель, за это не отвечаете. Для этого производитель лекарств перечисляет десятки ограничений и исключений.

То же самое порой делают юристы юридических компаний или корпоративные юристы. Каждое их утверждение может заканчиваться фразами: «если иное не установлено действующим законодательством» (кто мешает изучить это самое иное законодательство?), «данное юридическое заключение сделано только на основе представленных заказчиком документов» (всегда есть возможность запросить любые иные документы у заказчика для изучения), «вместе с тем анализ текста данного кодекса позволяет обратить внимание на наличие некоторых неопределенностей по вопросу правовых последствий…» (именно чтобы разобраться с этими неопределенностями, юристы и должны дать совет, как действовать, они для этого и нужны). Вообще составление правового заключения, его состава, целей — отдельная тема для разговора и как минимум отдельного спецкурса на юридическом факультете. Не уверен, что это преподают сейчас в вузах.

Причина седьмая:  «Здравого смысла здесь нет»

Как вы думаете, какое значение имеют слова «договор составлен в двух экземплярах по одному для каждой из сторон»? Правильно — никакого. Как вы думаете, сколько бумаги формата А4 расходуется на бессмысленные формулировки в договоре? Правильно — тонны. Подумайте еще и о времени, которое затрачивается на эти формулировки. В человеко-часах оно будет измеряться тысячами. Время от времени я пытаюсь убедить исключить из договоров подобную ересь, но доблестные выпускники юрфаков, представители контрагентов стоят на страже советской юридической техники. Между тем контракты, которые используются в американской или европейской бизнес-практике, давно не содержат казенных, штатных формулировок. Там стороны стараются очень подробно описывать этапы взаимодействия сторон: «что, если, то, иначе». Иногда описывают уж очень подробно, и требуется хороший навык логического мышления, чтобы разобраться в этом. Но такая склонность юридической техники к деталям куда лучше, чем склон­ность наших юристов засорять договоры формулировками типа: «исполнитель должен неукоснительно соблюдать действующее законодательство» или «оба экземпляра договора имеют равную юри­ди­ческую силу».

Причина восьмая: «Игнорирование бизнес-интересов»

Решив заключить сделку, предприниматель, как правило, уже просчитал для себя ее экономическую выгоду, и обращение к юристам является желанием обезопасить себя от возможных подводных камней и нежелательных последствий.

В этой ситуации для предпринимателя важно согласовать ключевые условия сделки, которые и принесут ему эту выгоду. Это могут быть: цена, сроки, распределение рисков, что-то еще. Если юрист не только слушает, но и слышит, то вы сможете сконцентрировать его усилия на обсуждении ключевых условий. При этом я часто становился свидетелем, когда красный диплом юрфака не дает возможности его обладателю вести переговоры по сделке, ориентируясь на бизнес-смысл сделки, а не на ее форму. Для примера приведу ситу-ацию, когда, заключая сделку на долевое строительство объекта недвижимости, корпоративный юрист до изнеможения требовал от подрядчика следующие правоустанавливающие документы, ставя эти требования в зависимость от дальнейшего заключения сделки:

— свидетельство о регистрации компании;

— устав;

—?документ, подтверждающий назначение членов правления;

— подтверждение юридического адреса;

— сертификат о регистрационном адресе;

— сертификат об акционере.

Ни больше ни меньше. При этом обоснование данных требований звучало железно: «стандартная практика компании».

Напоследок замечу, что мне все же больше везло на хороших бизнес-юристов. Они, безус­ловно, есть, и я очень рад, что в рамках проекта «Правовые решения для IT» появятся обучающие программы для корпоративных юристов. Не пытаясь претендовать на однозначное мнение, приглашаю обсуждать эту тему в журнале «Юрист» и на портале правовых решений для IT-отрасли www.itlegalsolutions.com.

Автор: Сергей ДИВИН, генеральный директор ИООО «ЭПАМ Системз», источник: Юрист.by